1000kh100 kopia

Январь 2018
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
АРХИВ ПО НОМЕРАМ
Читайте нас:
16+
   

Свежий номер

Свежий номер
17.01.2018

Новости

Мнения

  • Во все ДОЛГие

    Нам есть чему поучиться у белорусов. В этом убеждена Елена КУЗЬМИНА, редактор газеты «Новгородские ведомости» Моя знакомая уже который месяц достает меня жалобами на соседку. Та не платит за...

    Комментариев: 1
  • Если люк провалился вдруг

    Как Великий Новгород проинспектировали «дорожники» от ОНФ рассказывает Василий ДУБОВСКИЙ, редактор газеты «Новгородские ведомости» Да, линия фронта ныне проходит по ямам, трещинам и прочим...

    Комментариев: 9
  • Универсальный библиотекарь

    Директор Новгородского библиотечного центра «Читай-город» Ольга МАКАРОВА: " Когда в руках — всё мировое информационное наследие и абсолютно разные пользователи" 27 мая отмечается Общероссийский день...

    Комментариев: 0

Блоги журналистов

След в истории Даже кирпичи могут поведать о повседневной жизни древнего Новгорода
Ты не пройдешь! Народную инициативу по отмене налога на транспорт в районах с плохими дорогами признали незаконной
Хотели как лучше В Панковке из-за установленных ограждений пешеходы не могут ходить по «зебре»


Задай вопрос - получи ответ



 Мария Клапатнюк
Мария Клапатнюк

В начале декабря мы запустили новый проект. На вопросы читателей в течение недели отвечал главный редактор «НВ» Геннадий Рявкин. Поступали просьбы...

подробнее

Фоторепортаж

Комментарии

 

Люби и беги

Люби и беги

Где встречаются спорт, ребёнок и собака

У пирса на Валдайском озере, несмотря на ветреную погоду и рабочее время, оживлённо и шумно. Здесь ради приезда «Новгородских ведомостей» назначена внеочередная встреча юных валдайских каюров — проще говоря, погонщиков северных ездовых собак. Основной звуковой фон создают, конечно же, собаки и дети. Кажется, что и те и другие ждут не дождутся, когда уже можно будет побегать. Когда мы с фотокорреспондентом подходим к этой развесёлой компании, одна из собак, огромная и пушистая, подскакивает ко мне, кладёт передние лапы мне на плечи и, удостоверившись, что я — каким-то чудом — держусь на ногах, начинает лизать мне лицо. В её нежных ореховых глазах без труда читается: «И тебя я тоже! Очень-очень-очень! Люблю!».

Честное слово, Вадим и Юлиана ШМАТОЛЬЯН разводят самых лучших в мире собак — аляскинских маламутов.

Неслучайная случайность

Про эту породу не зря говорят: маламуты не могут укусить человека, разве что до смерти зализать. Потому что в жизни у них только два предназначения: далеко и долго по снегу тянуть упряжку и любить человека. Собаку, накинувшуюся на меня с изъявлением своих нежных чувств, зовут Урма, и имя у нее говорящее. Когда её хозяин Вадим начинает отвечать на наши вопросы, Урма ему что-то явно подсказывает: уруру-уруру!

Вадим и Юлиана не просто заводчики, они — Новгородское областное отделение Федерации ездового спорта России. Юлиана — президент, Вадим — главный каюр. Они же — организаторы клуба «Валдайские маламуты», в котором на сегодняшний день ездовому спорту обучаются семеро детей от 11 до 14 лет. Ещё несколько лет назад у Шматольянов была всего одна собака, и не было даже мыслей о том, чтобы учить детей ездовому спорту, но, по их же словам, произошла неслучайная случайность.

— Мы приехали из Питера в деревню Едно под Валдаем 12 лет назад, чтобы заниматься экотуризмом, — вспоминает Вадим. — Сначала держали лошадей, но дело пошло не слишком хорошо. Тогда мы решили заняться козами. Сейчас у нас 10 коз, мы продаём сыр, молоко. Так бы мы, наверное, исключительно фермерством и занимались, но два года назад человек, имевший здесь же, на Валдае, частный питомник аляскинских маламутов, предложил нам забрать его собак, потому что сам он вынужден был уехать на Сахалин. У него на тот момент было шесть питомцев. Мы согласились. Взяли собак к себе и построили для них вольер. Но ничего ведь на этом бренном шарике земном не происходит само по себе. Мы вспомнили, что наши стародавние питерские друзья тоже занимаются собаками. Катя Зайцева, не просто подруга, а почти сестрёнка наша, — экс-президент Федерации ездового спорта в Ленинградской области, а также судья всесоюзной категории. И мы решили, что тоже хотим заниматься ездовым спортом.

Все дисциплины ездового спорта делятся на зимние и летние. Зимой основным занятием для каюров, конечно, становится катание на нартах, летом нарты заменяет четырёхколесная повозка — карт, но есть и всесезонная дисциплина — каникросс — когда спортсмен бежит вместе с собакой, связанной с ним специальным поясом. Скиджоринг — катание на лыжах за бегущей собакой — из-за травматизма разрешён только с 16 лет.

Сначала Шматольянам пришлось разбираться во всём этом самим. Но освоить основные навыки и обзавестись зимними нартами и летним картом помогли друзья, и уже весной этого года было зарегистрировано новгородское отделение Федерации ездового спорта. Летом в школу юного каюра был проведён первый набор, а осенью прошли и первые экзамены-соревнования, на которых юные каюры показали хорошие результаты. Те дети, что летом с трудом пробегали в каникроссе один небольшой круг, к осени с легкостью стали бегать по три километра.

У заводчиков маламутов любимчиков нет. А у юных каюров — есть

В одной упряжке

Пока Вадим рассказывает о том, как всё начиналось, юные валдайские каюры запрягают собак в нарты, стартуют и едут малый круг вокруг детской площадки, именуемой в Валдае Поляной сказок. Ветер с озера усиливается, но никто этого не замечает, собаки, дети и их родители абсолютно счастливы. В награду за каждый пройденный круг Юлиана даёт маламутам печенье, каждые 2–3 круга собак поят.

За полгода занятий в школе юного каюра сформировались пары — у каждого ребёнка своя собака, и это неудивительно, ведь управлять маламутом можно исключительно с помощью любви. Бега проходят так: в запряжённые парой собак нарты садится пассажир, а сам погонщик становится сзади на полозья и управляет собакой, подавая ей команды голосом.

— Мало того, чтобы собака знала слова «право» и «лево», — поясняет Вадим Шматольян. — Собаку надо чувствовать! Иначе она повезёт не туда, куда тебе надо, а куда хочет бежать сама.

Сейчас в ездовом спорте можно ездить на любой породе собак. И это понятно. Легавая и гончая — охотничьи собаки — прибегут к финишу гораздо быстрее маламута. Зато северные ездовые собаки могут бежать очень долго. Когда на Аляске проводят тысячемильную гонку, маламуты легко проходят в день по 50 миль.

Аляскинский маламут уникален не только своей выносливостью и добротой, но и тем, что это одна из старейших собачьих пород на земле. Раскопки на юге Аляски показали, что человек приручил маламутов как минимум в XIII тысячелетии до нашей эры. Они были тесно зависимы от человека, потому и сформировался у них такой человеколюбивый характер.

— Есть такая эскимосская пословица: «Зачем вы держите собак? — Чтобы возить рыбу. — А зачем вы ловите рыбу? — Чтобы кормить собак», — смеётся Вадим. — На севере собака была членом семьи. Когда зимой эскимосы уходили на охоту или рыбалку, всех детей собирали в один чум и оставляли двух старейших самок маламутов за ними присматривать. Когда к нашим собакам подходят самые маленькие дети, я знаю, что ребенок может схватить собаку и за уши, и за хвост, а та даже не зарычит на него. Хотя в стае собаки могут очень серьёзно выяснять отношения между собой. Такой вот удивительный характер. Впрочем, такая любовь к человеку делает маламута абсолютно неспособным к охране. Да и охотиться эта собака если и будет, то только для собственного удовольствия. Так что заводить её можно лишь для того, чтобы с ней бегать, и обязательно, чтобы её любить.

Они такие разные

 Кататься на собаках хорошо не только в нарте

Пока взрослые собаки и дети бегают, а мы разговариваем, маленький щенок по имени Эскимо чрезвычайно устаёт и начинает скулить. Эскимо относят отдохнуть в машину, а Вадим поясняет: в этом году у них случилось большое прибавление в собачьем семействе. С разницей в два дня две самки принесли по 8 и 11 щенков. Себе Шматольяны решили оставить парочку, а остальных уже продали.

В это время Эскимо в машине решает, что такой отдых ей не нужен, и начинает жалобно плакать, да так, что от плача маленького ребёнка её голосок и не отличишь.

— Что, маленькая? Тебя оставили одну? Тебе грустно? — волнуется Вадим. — Срочно забираем, пусть бегает.

Как и положено любящим хозяевам, Вадим и Юлиана с уверенностью говорят: «У нас любимчиков нет. Вернее, у нас все любимчики». И каждый уникален по-своему.

— Урма у нас певица и немного лентяйка. Аляска — главная в стае. Баламут — красавчик. У него глаза с подводкой, он более спокойный и аристократичный. Хотя когда был маленький, мог всю упряжку перебаламутить, потому мы его так и назвали, — перечисляет Юлиана. — Есть ещё Елисей. Он к нам из Киришей приехал, рождён в одном из самых знаменитых питомников России. Юкон любит у меня на ручках сидеть. Даже когда я за рулём еду, норовит ко мне забраться и мордой своей посигналить. И вообще он очень любит обниматься.

Юкон, дабы подтвердить слова хозяйки (и проверить, не дадут ли ещё печенья), подходит к нам, становится на задние лапы, но никак не может определиться, на кого же ему опереться — на меня или на Юлиану, и поэтому периодически перебирает лапами, кочуя от меня к ней и обратно.

Большие планы

Для того, чтобы натренировать полноценную юниорскую команду, у Вадима и Юлианы есть ещё три года, потому что юниорами в ездовом спорте становятся в 14 лет. Но уже сейчас в Валдае есть несколько подающих большие надежды каюров. Например, Константин, который из-за учёбы не смог присутствовать на этой тренировке, в паре с маламутом Елисеем показывает очень хороший результат. Ещё летом они один километр пробегали за 4 минуты, а сейчас всего лишь за две.

Чтобы собака тебя слушалась, её надо любить

— Это не спорт высоких достижений, — уверяет нас главный каюр Вадим. — Это спорт, в котором можно добиться хороших результатов. Например, питерские спортсмены на чемпионате Европы по ездовому спорту входят в тройку лучших по дисциплине каникросс. Нашим ребятам больше всего нравится каюрить. Летом от велокарта их вообще было не оттащить. Управлять нартой, конечно, сложнее, там есть несколько видов торможения, много нюансов, которые нужно знать. Но я своим каюрам после каждой тренировки даю домашнее задание, они самостоятельно дома изучают теорию, так что, возможно, когда-нибудь и мы примем участие в серьёзных соревнованиях.

Что касается ближайшего будущего, то в планах у валдайских каюров — новая самодельная нарта. Та, на которой они тренируются сейчас, тоже самодельная — прототип знаменитого «Данлера», который для любителя ездового спорта то же самое, что и «Мерседес» для автолюбителя. Но хоть «Данлер» — это и солидно, и дорого, мечтает Вадим Шматольян об аутентичной нарте, сделанной без единого гвоздя и шурупа.

— Почему? — удивляется он. — Потому что нарта должна быть живой. А только деревянная нарта вся живая. Там и дерево гнётся, и все сочленения сделаны из специальных кожаных тесёмок. Я уже нашёл мастера, который мог бы сделать нам такую нарту.

Хорошо в лесу

Часовая тренировка подходит к концу, и юные валдайские каюры, и их родители потихоньку расходятся по домам. Собаки пьют воду, в надежде, что печенье ещё не закончилось, обнюхивают карманы и руки Юлианы. Ещё немного, и они тоже поедут домой, в свою деревню, вернее, практически хутор на окраине леса. Интересно, каким таким магнитом Шматольянов притянуло сюда из Питера?

— Мы в Питере прожили всю жизнь, — отвечает Вадим, — я занимался ресторанным бизнесом, прошёл путь от простого практиканта до директора небольшой ресторанной сети. Юлиана была замдиректора театра. Но мы всё время жили лесом. Мы ведь заядлые байдарочники, прошли всю Карелию, ходили по рекам третьей категории сложности. Нас к природе всегда тянуло. Вот мы и переехали. У нас в Питере остались родители, взрослая дочь, но нам самим хорошо здесь. Потому что здесь просыпаешься и оказываешься в лесу. Никаких электричек, никаких машин, ехать никуда не надо. Я утром встречаю рассвет, вечером провожаю закат. Мне это нравится.


Фото Владимира Малыгина и Тимофея Шутова




Оцените материал:
количество голосов: 2 Просмотров: 340



Решите задачу:: Проверчный код обновить