1000kh100 kopia

Ноябрь 2017
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
АРХИВ ПО НОМЕРАМ
Читайте нас:
   

Свежий номер

Свежий номер
15.11.2017

Мнения

  • Во все ДОЛГие

    Нам есть чему поучиться у белорусов. В этом убеждена Елена КУЗЬМИНА, редактор газеты «Новгородские ведомости» Моя знакомая уже который месяц достает меня жалобами на соседку. Та не платит за...

    Комментариев: 0
  • Если люк провалился вдруг

    Как Великий Новгород проинспектировали «дорожники» от ОНФ рассказывает Василий ДУБОВСКИЙ, редактор газеты «Новгородские ведомости» Да, линия фронта ныне проходит по ямам, трещинам и прочим...

    Комментариев: 5
  • Универсальный библиотекарь

    Директор Новгородского библиотечного центра «Читай-город» Ольга МАКАРОВА: " Когда в руках — всё мировое информационное наследие и абсолютно разные пользователи" 27 мая отмечается Общероссийский день...

    Комментариев: 0

Блоги журналистов

Ты не пройдешь! Народную инициативу по отмене налога на транспорт в районах с плохими дорогами признали незаконной
Хотели как лучше В Панковке из-за установленных ограждений пешеходы не могут ходить по «зебре»
Праздник уездного масштаба На День города и турист найдёт себе развлечение, если захочет


Задай вопрос - получи ответ



Василий Дубовский
Василий Дубовский

На сайте «НВ» стартует продолжение проекта «Задай вопрос – получи ответ». На этот раз Вашим онлайн-собеседником станет обозреватель Василий...

подробнее

Фоторепортаж

Комментарии

 

Лев на заклание

16.09.2015 Ноев ковчег    Автор: Андрей Коткин
Лев на заклание

Зверь доверял людям, и абсолютно зря

Птица с кулачок и царь зверей. Кажется, ничего общего между ними быть не может. Их разные истории по-разному и заканчиваются, однако совсем не так, как можно было ожидать, а наоборот. Несмотря на то, что и масштабом своим они несопоставимы, общее в этих историях всё же имеется. На жизненном пути непохожим созданиям встретились люди. Тоже разные — к счастью для одного и к несчастью для другого.

Красношапочный везунчик

В конце лета на одной из улиц в центре Великого Новгорода моя коллега журналист Наталья Гаврилина увидела стаю ворон, атаковавших юного дятла, отбила бедолагу и сразу связалась со мной: «Что делать?»...

Вероятно, большой пестрый дятел (таково его научное название) путешествовал после того, как его выводок распался. Угодив в город, был кем-то или чем-то напуган, понесся очертя голову и налетел на стену дома, забор или окно. Это часто происходит с лесными гостями, не привыкшими лавировать среди застройки. Только в моих руках побывали оказавшиеся в такой ситуации глухарка, тетерев, мохноногий сыч, ястреб-тетеревятник. И вот теперь дятел. Осмотр показал, что ни переломов, ни других явных повреждений птица, к счастью, не получила, а просто была слегка шокирована. Дятел даже мог перелетать, и его просто следовало выпустить как можно скорее в тихом месте, подале от жилых домов и кошек.

Дятлу, безусловно, повезло. Не повезло воронам. Которые, кстати, имели полное право на добычу в соответствии с суровыми правилами борьбы за существование. Выживает сильный, а слабый гибнет, становится пищей.

Ежегодно сотни тысяч пернатых погибают без помощи человека — от болезней, хищников, стихийных бедствий, да и просто непогоды. Гибель одной птицы, будь то стриж или аист, голубь или дятел (хотя аист и дятел встречаются реже), общей картины не меняет. Равно как и спасение этой самой птицы. Факт помощи беззащитному существу важен для человека, если он не равнодушен.

Над неписаным законом

Один мой знакомый, найдя как-то закатившуюся в угол вялую картофелину, не выбросил ее, а отнес на улицу и посадил. Не в огороде, а просто на улице. Чтобы жила: «Она же живая!». Этот человек не был, что называется, с причоком. Был профессиональным зоологом, хорошо осведомленным о суровой статистике природы. Но при этом ценил любую жизнь.

Впрочем, с точки зрения определенной категории представителей вида Homo sapiens, мой знакомый был не то что чудиком, а просто идиотом. Причем опасным. Потому что исповедовал взгляды, диаметрально противоположные их мировоззрению. Вряд ли представители этой категории станут спасать птенца или котенка, не говоря о картофелине. Хотя и среди них допускаю исключения, подтверждающие правило. Большинство же полагает правильным ради собственной блажи вмешиваться в законы природы: «Сильный должен жить, говорите? Ну, нет! Именно самый сильный, самый большой и самый красивый должен умереть. Потому что я сильнее, я так хочу, и за свое желание плачу — большие деньги плачу, между прочим».

Речь о трофейных охотниках, любителях увешивать стены головами убитых зверей, украшать домашние залы чучелами мохнатых, пернатых и даже чешуйчатых соседей по планете.

Алчность плюс подлость

Граждане эти сегодня на слуху по всему миру, опутанному тенетами Интернета. Своей теперешней «славе» они, понятно, совсем не рады, ощетинились и агрессивно отбрехиваются. Поскольку история льва Сесила взбудоражила всякого нормального человека, включая даже тех, кому охотничья братия прежде была по барабану.

Этот красивый темногривый зверь жил в зимбабвийском национальном парке Хванге, опекал сразу два прайда и являлся главной туристической приманкой парка. Не потому что был страшен, свиреп и опасен, а наоборот — спокоен, выдержан и терпим к назойливому вниманию со стороны двуногих. Скажем так, отличался повышенным чувством собственного достоинства. Чем-то напоминал давнего премьер-министра Капской колонии Сесила Родса, в честь которого и получил свое прозвище.

Ученые из Оксфордского университета включили гривастого Сесила и его большую семью в свой исследовательский проект. За перемещениями зверя следили, пеленгуя сигналы надетого на него радиоошейника.

Считается, что в природе редкий лев-самец живет дольше десятилетия, так как теряет слишком много нервов, сил и крови в схватках с многочисленными претендентами на его трон. Однако Сесилу минуло уже 13 лет, и он все еще был в силе. Возможно, потому, что царствовал на своей территории сообща с братом, а два льва есть два льва.

В общем, знаменитость не только местного масштаба.

Жизнь Сесила завершилась 1 июля, два с половиной месяца назад. И не от раны, нанесенной соперником. Накануне, 29 июня, в него вонзилась стрела, выпущенная из композитного лука американским стоматологом Уолтером Палмером.

Как такое могло произойти? Ведь охота на территории национального парка строжайше запрещена, это браконьерство, уголовное преступление. Верно, однако за пределами охраняемой территории, если у тебя есть лицензия, всё вполне законно. И животные прекрасно знают те границы, внутри которых можно не бояться за свою жизнь. Даже если внешне границы не отмечены полосатыми столбами и тому подобной мишурой.

То-то и оно, что выстрел в Сесила был сделан за границей парка Хванге.

В последние годы правительство Зимбабве продает лицензии на добычу примерно 40 львов. Ни в коем случае не на тех, которые являются знаменитостями. Хотя для самих львов принципиальной разницы нет: как простым царям зверей, так и «статусным» помирать не хочется одинаково...

Организаторы охоты, получившие от доктора Палмера более 50 тысяч долларов за возможность записать на свой счет очередного льва (зря, что ли, он летел за 13 500 километров от дома?), прибегли к изощренной хитрости. Протащив на веревке окровавленную тушу некоего копытного животного (в сообщениях информагентств не уточняется, какого именно), они выманили пошедшего на запах Сесила за границу парка. Увы, гарантий от людской подлости границы не дают.

Стрела из лука лишь ранила зверя, но он, в силу своей неагрессивности, обласканный людским вниманием и до сих пор не видевший от нас ничего дурного — классический Король Лев, — не бросился на обидчиков, а побежал прочь. На свою беду, не на охраняемую территорию. Охотники преследовали льва на протяжении 40 часов, а когда наконец настигли, добили выстрелом из ружья. Затем сняли шкуру, отделили голову от туши, уложили трофей в машину и спокойно уехали.

Позднее раскаяние

К тому времени как обезглавленного Сесила обнаружили, любитель охоты на крупного зверя был уже у себя дома, в штате Миннесота. Однако полицейские в Зимбабве быстро установили виновников. Местных организаторов кровавого сафари арестовали, им светит по 10 лет тюрьмы. Правительство страны требует от США экстрадиции Палмера, чтобы примерно наказать и его, но это, как говорится, вряд ли.

К слову, кровожадный доктор, потративший очень круглую сумму на удовлетворение своих амбиций, уже сто раз пожалел... нет, вряд ли о содеянном или даже о деньгах. Пожалел он о том, что связался с охотником Тео Бронкхорстом и фермером-землевладельцем Онестом Ндлову, подставившими не только Сесила — ему, но и его — мировому сообществу, объединенному в социальные сети. И особенно — землякам, которые третий месяц пикетируют дом и зубной кабинет Палмера с написанными на плакатах проклятиями. Плакала его практика, кабинет закрыт, и из дома он скрылся от греха подальше, и не до трофея уже, будь они неладны, все львы Африки!

Доктор, правда, сделал публичное заявление, в котором, в частности, написал: «Я глубоко сожалею о том, что мое любимое занятие, которым я занимаюсь весьма ответственно и на законных основаниях, привело к гибели этого льва». Мистер Палмер утверждает, что понятия не имел о том, в какого зверя стрелял, для него это был «просто лев», а организаторы охоты его «ввели в заблуждение». Со своей стороны, официальные лица Зимбабве заявляют, что никакой лицензии американцу не давали, то есть Палмер — настоящий браконьер.

Вполне можно допустить, что привыкший убивать, как он выражается, «по закону», лекарь и правда не был в курсе, а Бронкхорст и Ндлову — аферисты, прикарманившие все деньги до цента в расчете на зимбабвийский авось. Но отчего же мистер охотник не раскаялся прежде, чем был схвачен за ушко и вытянут на солнышко? Ведь сразу после убийства он уже точно знал, чью голову собрался вешать дома на стену. На что надеялся?

Не верится мне в такие раскаяния.

Между прочим, радиоошейника у тела Сесила не нашли. Сам лев его снять не мог, носил до самой смерти, о чем говорят данные радиотрекинга. И где же тогда ошейник, доктор? Не дает ответа.

Льва Сесила очень жаль. Жаль также десятки слонов, носорогов и леопардов, ежегодно убиваемых официальными киллерами, по какому-то странному недоразумению считающимися спорт-сменами. Жаль и тысячи африканских зверей, повсеместно выбиваемых браконьерами.

Жаль и того дятла, точнее, очень многих дятлов, что имели неосторожность сесть на дерево в поле зрения наших, российских охотников-спортсменов и на спор были разнесены в клочья; таких и подобных историй вам много могут рассказать сами охотники, иногда со смехом и даже с некоторой гордостью.

По большому-то счету, дело совсем не в названиях животных. Дело в давно загнившем явлении, вокруг которого крутятся большие деньги.

Юному безымянному дятлу в Новгороде повезло, спасибо неравнодушной Наталье. Зрелому именитому льву в Африке — категорически нет. И будет очень жаль, если Сесил погиб зря, а волна всемирного возмущения, поднятая его смертью, захлебнется и стихнет. Лучше бы она смыла не одного преуспевающего стоматолога, а нечто большее.

Тема эта неоднозначная, большая и крайне болезненная. Поэтому точку пока ставить рано, продолжение еще последует...

Фото из архива «НВ»

Оцените материал:
количество голосов: 1 Просмотров: 1450



Решите задачу:: Проверчный код обновить