Март 2017
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
АРХИВ ПО НОМЕРАМ
Читайте нас:
   

Свежий номер

Свежий номер
22.03.2017

Новости

Блоги журналистов

В ногу со временем В Новгородской области опробуют проект цифрового управления регионом.
Расстреливать и вешать Геннадий РЯВКИН о проблемах сапожника, взявшегося за пироги
Новгородская область – лишь 70-я в национальном рейтинге туристических брендов Мы сегодня уже написали о том, что в России подготовили Национальный рейтинг туристических...


Задай вопрос - получи ответ



 Мария Клапатнюк
Мария Клапатнюк

В начале декабря мы запустили новый проект. На вопросы читателей в течение недели отвечал главный редактор «НВ» Геннадий Рявкин. Поступали просьбы...

подробнее

Фоторепортаж

Комментарии

 

Идите-ка сюда, голубчики!

Идите-ка сюда, голубчики!

или В чём заключается жизненная позиция учителя

В Великом Новгороде только что прошла Олимпиада школьников «Россия и Беларусь: историческая и духовная общность». В её программе были мероприятия и для педагогов. Например, мастер-класс абсолютного победителя Всероссийского конкурса «Учитель года» Олега ПАРАМОНОВА, долгое время преподававшего в школе русский язык и литературу. Тема беседы с ним была сформулирована в первом вопросе.

— Олег Геннадьевич, и как же надо преподавать литературу в школе?

— Самое важное, чтобы на уроке возник диалог. А он возникнет только тогда, когда ребята подготовлены, когда они читали и им интересно об этом с учителем поговорить. Надо с детьми как можно больше разговаривать. На любом уроке, а уж на уроке литературы — точно, должна быть обязательная интрига. И учитель должен приходить с книгой, с текстом. Когда я ещё учился в Ленинградском педагогическом институте имени Герцена, у нас был преподаватель Суздальский. И вот своим красивым баритоном он нам читает что-то из Илиады: «Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос». И я, впечатлённый тем, как он это делал, взял текст Гомера и начал читать. Правда, потом, как у Мандельштама, «Я список кораблей прочёл до половины». Но интерес-то был. Преподавать литературу надо творчески.

— А примеры можете привести, как это — творчески?

— Учитель должен войти в класс и поразить, чтобы закрутилось и завертелось. В шестом классе изучают произведения Гоголя. Можно сказать: сегодня темой урока будет произведение Николая Васильевича,.. писатель родился... и т.д. А можно войти и сказать: «а поворотись-ка, сын!» и взять какого-нибудь мальчишку. И интерес к повести «Тарас Бульба» у детской аудитории обеспечен. Или как я к старшеклассникам обращался: «Идите-ка сюда, голубчики. Кто из вас, подлецов, курит? Выверните карманы! Ну, живо!». Мальчишки начинали выворачивать карманы. А мне было понятно, что заданную главу из «Как закалялась сталь» Николая Островского они не читали, иначе бы сразу поняли, что это — отрывок из неё.

— Поддерживаете проведение ЕГЭ?

— Я всегда был противником ЕГЭ. Мне аббревиатура сразу не понравилась. Мне она Яго напоминала из «Отелло» или Ягу бабу, или иго татаро-монгольское, от которого никуда не денешься. Но он прижился, поэтому надо сотрудничать с ЕГЭ, как и с техникой. Но только не в литературе. И, слава Богу, Ольга Васильева, наш новый министр образования, с которой мне удалось встретиться, такого же мнения. По физике и по математике ЕГЭ нужно сохранить. А в гуманитарных предметах, и особенно литературе, он не нужен. На экзамене будет сочинение, как это было раньше. Кроме того, сейчас речь идёт об устном экзамене по литературе. Это правильно, поскольку люди разучились грамотно говорить.

— Согласны, что детям рановато изучать произведения Достоевского и Толстого?

— Опять же зависит от того, как их преподнести. У меня мама преподавала литературу, и я Достоевского для себя открыл в девятом классе. И всё мне, в общем-то, было понятно, может быть, не так глубоко, но я зачитывался. И стихи об этом писал. Я мог рассказать, чем проза Достоевского отличается от тургеневской. Героям Тургенева я сопереживал, но это было что-то постороннее. А когда я читал Достоевского, меня буквально трясло, я уже не сопереживал, а переживал за героев, вместе с ними. На таких добротных стандартах наше поколение и выросло.

— А что должно измениться в учителях, принявших участие в ваших мастер-классах?

— Уильям Уорд говорил: «Посредственный учитель излагает. Хороший учитель объясняет. Выдающийся учитель показывает. Великий учитель вдохновляет». Для меня мастер-классы, которые я провожу в разных регионах, — чтобы вдохновлять учителей. Я хочу показать им, каким может быть подход к литературе, как открыть по-новому главу какого-то произведения, перечитать иначе Пушкина. В конкурсе «Учитель года», которому я благодарен, обязательно есть конкурс мастер-классов. А многие не знают, что это такое. Это не песенку спеть, не станцевать. Не надо этого. Должен быть прежде всего профессионализм. Но профессионализм с артистизмом. Теоретически можно рассказать, как сочетать и то и другое, но лучше показать на практике.

— По вашему мнению, кто сегодня идёт преподавать в школу?

— Тот, кто не устроился более выгодно. Я сейчас преподаю в педагогическом вузе, и вижу это прекрасно. Есть ребята очень талантливые, но видно, что в школу они не пойдут. Они пишут научные работы, ездят по России на конференции. Готовятся писать диссертации, а потом заниматься наукой. Многие оканчивают педагогические институты только для того, чтобы получить диплом, да и конкурс там поменьше.

— Стоит ли включить в школьную программу изучение Библии?

— Я бы сказал, что религия в школы идёт стремительным маршем. Это неплохо. Но Библию надо изучать факультативно. И преподаватель этих занятий должен быть сведущим, подготовленным. Я жил без Библии. Хотя мой прадед был протоиереем и был расстрелян. Но вот как бы я прожил без Толстого и Достоевского, не знаю. Без Пушкина бы точно не состоялся.

Фото с сайта ampravda.ru

Оцените материал:
количество голосов: 0 Просмотров: 1005



Решите задачу:: Проверчный код обновить