1000kh100 kopia

Сентябрь 2018
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
АРХИВ ПО НОМЕРАМ
Читайте нас:
16+
   

Свежий номер

Свежий номер
12.09.2018

Мнения

  • Во все ДОЛГие

    Нам есть чему поучиться у белорусов. В этом убеждена Елена КУЗЬМИНА, редактор газеты «Новгородские ведомости» Моя знакомая уже который месяц достает меня жалобами на соседку. Та не платит за...

    Комментариев: 1
  • Если люк провалился вдруг

    Как Великий Новгород проинспектировали «дорожники» от ОНФ рассказывает Василий ДУБОВСКИЙ, редактор газеты «Новгородские ведомости» Да, линия фронта ныне проходит по ямам, трещинам и прочим...

    Комментариев: 9
  • Универсальный библиотекарь

    Директор Новгородского библиотечного центра «Читай-город» Ольга МАКАРОВА: " Когда в руках — всё мировое информационное наследие и абсолютно разные пользователи" 27 мая отмечается Общероссийский день...

    Комментариев: 0

Блоги журналистов

Пограничное состояние Самая неприятная примета лета в том, что оно обязательно уйдёт.
Бежим и чистим Что такое плоггинг и почему за него надо бороться
След в истории Даже кирпичи могут поведать о повседневной жизни древнего Новгорода


Задай вопрос - получи ответ



Василий Дубовский
Василий Дубовский

На сайте «НВ» стартует продолжение проекта «Задай вопрос – получи ответ». На этот раз Вашим онлайн-собеседником станет обозреватель Василий...

подробнее

Фоторепортаж

 

Тотальное чтение

07.03.2018 Культура    Автор: Мария Клапатнюк
Тотальное чтение

Когда за дело берутся профессионалы, у школьников нет шансов разминуться с книгой

В конце февраля Великий Новгород посетила автор и главный идейный вдохновитель конкурса «Живая классика» Марина СМИРНОВА. Отборочный тур этого проекта стартовал во всех регионах России. «НВ» Марина рассказала, как малооригинальная идея чтения вслух превратилась в целое государство, зачем участвовать в конкурсе должен каждый ребёнок и почему так важно найти свою книгу.

— Марина, проекту «Живая классика» уже семь лет. И это самый крупный литературный конкурс в России?
— Да, это самый масштабный детский литературный конкурс, поддержанный Министерством образования. Есть практика, когда «всероссийскими» называют проекты, работающие буквально в нескольких регионах. Это не про нас. «Живая классика» проводится в 85 субъектах России, в ней участвуют 2,5 млн. детей, и мы очень переживаем, если находятся какие-то маленькие муниципалитеты, которые по каким-то причинам не участвуют. А вообще у нас тотальный охват.

— А для чего так тотально? Признаться, это даже немного пугает...
— На самом деле задача проекта решается только тогда, когда участвуют все-все-все школьники. Распространена практика, когда учителя назначают детей-чтецов сразу на районный этап по принципу: «Маша учится на пятёрки, пусть идёт она...». Но это не конкурс детей-отличников. Это не конкурс театральных талантов. Это повод для детей прочитать интересную книжку. Я считаю, что вообще самый важный этап «Живой классики» — это именно подготовка. Поиск той самой книги. Потому что нет у нас задачи выявить лучших чтецов и актёров — это лишь способ детей увлечь. А самое главное происходит ещё до официального начала конкурса.

— То есть вы работаете для того, чтобы ребёнок взял в руки книжку?
— Не просто взял книжку... Начать должен учитель: «Дети! Ваша задача выбрать книжки так, чтобы ни одна книжка в классе не повторялась». Только тогда дети будут спрашивать друг друга, обмениваться информацией. Возникнет дискуссия, кто-то расскажет увлекательный отрывок из читаемого, кто-то отреагирует. А диалог приведет к тому, что ребёнок откроет для себя новое. Даже если часть детей отрывок в конце концов не выучит, это не так важно, потому что наша задача как проекта — выполнена. Дети уже почитали. Уже узнали, уже поговорили с учителем. Попробовали для себя решить, какая книга на сегодняшний момент для них самая главная. А выбрать главную книгу — это значит задуматься. На каком ты сейчас этапе находишься, что тебя волнует, куда нужно двигаться. В общем, если не уделять внимание подготовительному этапу — конкурс не эффективен, он становится только театральным.

— Слово «классика» в названии конкурса ни к чему не обязывает?
— Ограничений нет никаких. Мы приветствуем свободный выбор. Конечно, есть золотая сотня, зачитанная до дыр. И дети это понимают. В этом списке «Молодая гвардия», «А зори здесь тихие», рассказы Осеевой, «Маленький принц», «Демоническая женщина» Тэффи. Но чтобы ребёнок понял, чем уже не удивить жюри, он опять же должен познакомиться с литературой, с головой окунуться в неё. А когда вынырнет и его вдруг на улице попросят назвать любимую книгу — он уже не будет запинаться и краснеть. Мне кажется, это реальный козырь в рукаве. И надо об этом задуматься — о своей главной книге. Хотя бы раз в жизни.

— На встрече с новгородскими библиотекарями вы рассказывали об одном из отпочковавшихся от «Живой классики» движении — «Школьной летописи».
— «Живая классика» действительно плодоносит проектами. История со «Школьной летописью» началась с того, что дети стали посылать нам свои произведения. И я не знала, что с ними делать. Мы предложили чтецам озвучить лучшие тексты. Дети воспринимали произведения своих ровесников с большим вниманием и интересом. И тут я поняла, что очень важно сохранять свой детский опыт — хотя бы для того, чтобы понимать потом своих детей. Если ведёшь дневник — это отлично. А если нет? Замотивировать писать одного ребёнка сложно. А если вместе? Кто-то пишет, кто-то берёт интервью, готовит дизайн, кто-то фотограф. И все вместе они пишут свою историю. Высказываются, раскрывают себя. Таким образом уже написано много книг. Писать будут по всей стране. В Новгородской области тоже пишут.

— А что с этими книгами будет дальше?
— Им присваивается ISBN номер. Они «узакониваются». И мы на материале, написанном учениками, попробуем создать книгу поколения «Школьник-2018», сделаем большой коммерческий тираж. И я думаю, что если книг, из которых мы соберём одну, будет много, то этот материал станет отличной исследовательской базой: как меняется язык, какие проблемы волнуют подростков, да мало ли что ещё...

— Возвращаясь к конкурсу: не ропщут ли педагоги да и сами учащиеся на большую нагрузку? Всё-таки выбор книги, заучивание отрывка — это дополнительное время.
— Для учителя организация этого конкурса проста — предложить механизм и поддерживать интерес. А для ребёнка... Это же развитие. Оно нужно и важно. Память у детей удивительная. У них эти прозаические отрывки помещаются в головах очень хорошо. Скорее, то, что мы предлагаем — это развлечение.

— Картина складывается весьма позитивная и сильно отличается от распространенного убеждения о том, что «всё плохо»...
— Я не разделяю мысли о том, что у нас всё плохо в образовании. Сейчас появляется множество новых образовательных проектов, инициатив. Мы сотрудничаем с Агентством стратегических инициатив, с департаментом образования, они поддерживают образовательные проекты, которые просто поражают воображение: «Универсальный код безопасности», «Учи.ру», «Гарантия знаний». Создаются целые онлайн-школы, где уроки ведут самые лучшие учителя — например, онлайн-школа «Интернет урок», основанная бизнесменом Михаилом Лазаревым. Да, я не спорю — ситуация везде очень разная. Потому что Россия большая и разная. Но зависит всё в большинстве — от людей на местах. И, поездив по стране, я как минимум не разочарована.

Фото из архива Марины Смирновой

Оцените материал:
количество голосов: 3 Просмотров: 1314