1000kh100 kopia

Декабрь 2017
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
АРХИВ ПО НОМЕРАМ
Читайте нас:
   

Свежий номер

Свежий номер
06.12.2017

Мнения

  • Во все ДОЛГие

    Нам есть чему поучиться у белорусов. В этом убеждена Елена КУЗЬМИНА, редактор газеты «Новгородские ведомости» Моя знакомая уже который месяц достает меня жалобами на соседку. Та не платит за...

    Комментариев: 0
  • Если люк провалился вдруг

    Как Великий Новгород проинспектировали «дорожники» от ОНФ рассказывает Василий ДУБОВСКИЙ, редактор газеты «Новгородские ведомости» Да, линия фронта ныне проходит по ямам, трещинам и прочим...

    Комментариев: 9
  • Универсальный библиотекарь

    Директор Новгородского библиотечного центра «Читай-город» Ольга МАКАРОВА: " Когда в руках — всё мировое информационное наследие и абсолютно разные пользователи" 27 мая отмечается Общероссийский день...

    Комментариев: 0

Блоги журналистов

Ты не пройдешь! Народную инициативу по отмене налога на транспорт в районах с плохими дорогами признали незаконной
Хотели как лучше В Панковке из-за установленных ограждений пешеходы не могут ходить по «зебре»
Праздник уездного масштаба На День города и турист найдёт себе развлечение, если захочет


Задай вопрос - получи ответ



 Мария Клапатнюк
Мария Клапатнюк

В начале декабря мы запустили новый проект. На вопросы читателей в течение недели отвечал главный редактор «НВ» Геннадий Рявкин. Поступали просьбы...

подробнее

Фоторепортаж

Комментарии

 

Когда кричат паровозы...

06.12.2017 История    Автор: Василий Дубовский
Когда кричат паровозы...

Ещё раз о трагедии на 226-м километре Октябрьской железной дороги

Летом этого года «НВ» опубликовали материал «Поезд смерти». В память об очередной годовщине скорбной даты — 13 июля 1941 года неподалеку от станции Боровёнка Окуловского района был разбомблен эшелон с ленинградскими детьми.

Рассказывать пришлось по большей части о том, как мы помним эту трагедию, нежели о том, что именно мы знаем о ней. Эта жуткая страница войны исследована мало. Да что там — плохо.

Но заканчивалась публикация все-таки оптимистично. На словах председателя Новгородской областной общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Нины ПИЛЯВСКОЙ: «Будем считать, что завеса молчания снята. Надо двигаться дальше. Создавать фонд, собирать средства на памятник. Очень хочется, чтобы подключилась молодежь. Особенно — к поисковой деятельности».

Назавтра была война

И вот дождались новостей. Неожиданно и пока не оттуда, откуда ждали. В редакцию обратился петербуржец Николай ЧИСТЯКОВ. Оказывается, для Николая Владимировича «завесы молчания» никогда не существовало. О трагедии на 226-м километре Октябрьской железной дороги он знал с самого детства по рассказам бабушки и мамы. Нет, они не с этого поезда, но видели его...

Маме Николая Чистякова тогда было 17. Окончила десятилетку. Выпускной, а дальше, как в кино, — назавтра была война.

— Поезд, в котором она ехала, остался цел, — рассказывает Николай Владимирович. — Но из-за того, что пострадала дорога, а на путях находился уничтоженный состав, их повезли обратно в Ленинград. Сначала туда были отправлены учителя из сопровождения эшелона. Их задачей было попасть на прием к Жданову, чтобы попросить обеспечить прикрытие с воздуха. Не знаю, к кому они попали, но на обратном пути над эшелоном кружили два наших истребителя.

Опираясь на воспоминания своих близких, Николай Чистяков вносит уточнение в нашу публикацию: первыми начали собирать жертв бомбежки (останки захоронены на гражданском кладбище поселка Боровёнка. — В.Д.) не местные жители, а военные, двигавшиеся на фронт. Безусловно, в первую очередь им требовалось освободить пути. Для этого нужна если не спецтехника, то хотя бы грубая мужская сила. Детишек собирали буквально по кусочкам. Нетрудно догадаться, какие чувства должны были потом испытывать к врагу эти новобранцы. Может, командование умышленно поставило им такую задачу в целях жестокой, но необходимой военной педагогики. Может, так совпало.

Мамина дорога

Спустя много лет, в середине 1990-х, Николай Владимирович оказался на этом участке между станциями Вялка и Боровенка по долгу службы. Железнодорожником был!

— Я находился в командировке, обследовал подстанции на линии от Малой Вишеры до Окуловки, — вспоминает он. — Имел право на остановку и посадку в поезда, не было ограничений по времени работы. В общем, потратил три «лишних» дня, пройдя большой участок пути пешком. Ориентиром были 220-е километры и сложный рельеф: узкая, длинная и глубокая лощина среди крутых склонов (около 45 градусов) по обеим сторонам. Там и в мирное время опасно: идя по путям, надо постоянно оглядываться и прислушиваться. Я шел и думал, каково было маме, детям, всем, кто уже побывал под обстрелами и видел, что бывает после них. В одном месте на вершине склона я увидел небольшой обелиск — памятник ленинградским пионерам (так было написано).

Но он там — не единственный. В нескольких сотнях метров стоял еще один обелиск — с надписью о том, что здесь похоронен неизвестный лейтенант. Как полагает Николай Владимирович, лейтенант тоже мог быть из разбомбленного эшелона. Учитывая, что эшелоны сопровождались военными. Разумеется, это только версия.

Белый указатель

Можно ли восстановить полную картину событий? Как погиб эшелон с детьми — в результате прямого налета немецкой авиации или же предварительно ему были перерезаны пути — той же бомбежкой или диверсией вражеского десанта? Столько времени прошло, но по-прежнему — вопросы, вопросы...

По мнению Николая Чистякова, стоит (обязательно!) хотя бы попытаться узнать, откуда — из каких школ или детских домов были дети, попавшие под бомбежку. Как знать, может, в архивах сохранилось хоть что-то, хоть какая-нибудь зацепочка. Во всяком случае, Николай Владимирович намерен обратиться в архивы Санкт-Петербурга.

Кроме того, как он полагает, надо стараться доносить информацию до как можно более широкого круга читателей, используя и печать, и Интернет. Хорошо бы озвучить окуловский сюжет по телевидению. А вдруг кто-то откликнется? Вдруг жив кто-нибудь из тех ребятишек, для которых врагу не жалко было своих смертоносных бомб?

Мамы Николая Владимировича уже нет — умерла несколько лет назад. А сыновний долг есть. Перед нею, пережившей блокаду, сбрасывавшей зажигательные бомбы с ленинградских крыш. Перед тысячами и тысячами таких же, как она. Не дает ему покоя тот поезд. Его настойчивость вызывает уважение. Хотя очевидно, что для такой работы маловато усилий энтузиастов-одиночек.


Александр КОЧЕВНИК (фото)

 

Сергей ВИТУШКИН, редактор Книги Памяти Новгородской области, первый заместитель председателя Новгородской областной общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов:

— Окуловский район был прифронтовым, туда не ступала нога оккупанта, но в актах о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков упоминается — большой ущерб был ему причинен. В основном — бомбежками. Всё это продолжалось с 1941 по 1943 годы. Не зря райисполком после гибели своего председателя перебрался в Парахино — подальше от железной дороги. Вот и данный перегон, где погибли ленинградские дети, немцы бомбили часто. Так вышло, что о станции Лычково знают все, а про Боровёнку, где произошла такая же трагедия, слишком долго молчали. Детские судьбы, тем более спустя столько лет, отследить трудно. Даже если были выжившие в аду, могли измениться фамилии, кто-то мог быть усыновлен. А кто-то не вспомнит, поскольку был слишком мал. Но с чем я совершенно согласен — пытаться найти какие-нибудь сведения необходимо. Иначе о каком патриотизме мы можем вести речь? И надо ставить памятник детям из разбомбленного эшелона. Руководством нашей организации начата подготовительная работа.

Оцените материал:
количество голосов: 1 Просмотров: 244



Решите задачу:: Проверчный код обновить