1000kh100 kopia

Декабрь 2017
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
АРХИВ ПО НОМЕРАМ
Читайте нас:
   

Свежий номер

Свежий номер
06.12.2017

Мнения

  • Во все ДОЛГие

    Нам есть чему поучиться у белорусов. В этом убеждена Елена КУЗЬМИНА, редактор газеты «Новгородские ведомости» Моя знакомая уже который месяц достает меня жалобами на соседку. Та не платит за...

    Комментариев: 0
  • Если люк провалился вдруг

    Как Великий Новгород проинспектировали «дорожники» от ОНФ рассказывает Василий ДУБОВСКИЙ, редактор газеты «Новгородские ведомости» Да, линия фронта ныне проходит по ямам, трещинам и прочим...

    Комментариев: 9
  • Универсальный библиотекарь

    Директор Новгородского библиотечного центра «Читай-город» Ольга МАКАРОВА: " Когда в руках — всё мировое информационное наследие и абсолютно разные пользователи" 27 мая отмечается Общероссийский день...

    Комментариев: 0

Блоги журналистов

Ты не пройдешь! Народную инициативу по отмене налога на транспорт в районах с плохими дорогами признали незаконной
Хотели как лучше В Панковке из-за установленных ограждений пешеходы не могут ходить по «зебре»
Праздник уездного масштаба На День города и турист найдёт себе развлечение, если захочет


Задай вопрос - получи ответ



Геннадий Рявкин
Геннадий Рявкин

29 декабря 2015 года «Новгородские ведомости» будут отмечать своё 25-летие. Четверть века со дня выхода первого номера в свет – внушительный срок....

подробнее

Фоторепортаж

Комментарии

 

Наедине со всеми

15.11.2017 Актуально    Автор: redactor
Наедине со всеми

Губернатор Новгородской области Андрей НИКИТИН и главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей ВЕНЕДИКТОВ провели открытое интервью.

Сообщение о предстоящей встрече вызвало в журналистской среде некоторое недоумение: «И зачем это Никитину»? Мало кто сомневался, что именно Венедиктов и станет автором острых и неудобных вопросов к новому главе региона. Учитывая внешнюю оппозиционность «Эха Москвы» к власти, все готовились к формату «встретимся на ринге». Но поединка не произошло. Оба героя интервью объединились и предложили новгородским журналистам стать их спарринг-партнером.

То ли из-за разрыва «шаблона», то ли из-за непонимания, чем теперь будет интересна Венедиктову новгородская повестка дня, вопросов от местной прессы было мало. А из тех немногих большинство было адресовано Андрею Никитину, хотя отвечали на них оба. Слегка эпатировали блогеры. Протожурналисты, как назвал их Венедиктов, привычно находились между смыслом и воинствующей демагогией. Поэтому главред «Эха Москвы» нашел общий универсальный ответ на их реплики — Новгород на карте есть, он есть в головах у Никитина и Венедиктова, но отсутствует в головах самих блогеров. В некоторых вопросах было много личного, в том числе и обид, пространных размышлений о судьбах малой родины. Поэтому, несмотря на присутствие региональной и даже федеральной тематики в вопросах, общая часть беседы все же сводилась к проблеме взаимоотношений власти и прессы. А вот в этом контексте очень понятно и логично выглядела фигура мэтра российской журналистики рядом с руководителем области. Предлагали интервью, получился мастер-класс. Поэтому ответ Венедиктова одному из новгородских журналистов прозвучал не в стиле «розовой кофточки», а более корректно: «Я с Вами разговариваю на языке профессионализма, на каком Вы разговариваете, я не понимаю».

Тема профессионализма так или иначе присутствовала постоянно. И не важно, к чему она относилась — к действиям и принимаемым решениям представителей власти или к работе журналистов по их освещению. Деления на «мы и они» Венедиктов не допускал, об этом же говорил и Никитин: у каждого своя работа, и ее надо выполнять честно. В конце концов, «репутация — вещь вполне материальная».

Отведенное на интервью время закончилось. Наделав многочисленные селфи, местное журналистское сообщество удалилось. Алексею Венедиктову предстояло еще одно похожее испытание — чуть позже должна была состояться его встреча со студентами отделения журналистики и PR новгородского университета.

Из открытого интервью 

О необходимости критики

— Андрей Сергеевич, а вы сейчас не рискуете, сидя рядом с Алексеем Алексеевичем? Я подозреваю, что для многих ваших подчиненных это разрыв шаблона.

А.В. (Алексей Венедиктов): — Президент не рискует, а губернатор рискует?

А.Н. (Андрей Никитин): — Тут нужно начать издалека. До Агентства стратегических инициатив я работал в промышленности, и цели мои были понятны. Больше выпускаем продукции — больше зарабатывают акционеры, больше платим зарплату. Потом я попал в АСИ. Если посмотреть подборки публикаций по этой теме за 2011 год и начало 2012 года, там что только не писали: и что это история на полгода, а потом все закроется, и что из этого вырастет новое правительство прямо завтра. Нужно было выбрать то, что действительно является важным, и постараться делать то, что будет полезным для страны. В этом смысле «Эхо Москвы» — очень хороший проверочный элемент. Журналисты, которые там работают, спрашивают в лоб: зачем ты нужен, почему тебе дают деньги? Мне нужны были критические вопросы, чтобы сформулировать повестку АСИ на пять лет.

О мере открытости

— Внеочередные заседания областного правительства проходят в закрытом для прессы режиме. Почему?

А.Н.: — Когда я пришел, была пара-тройка блогеров, и всё правительство судорожно пыталось найти оправдание тому, что они пишут, вместо того, чтобы думать о реальных проблемах. Мне очень хочется, чтобы мои коллеги не думали о том, как их воспримут, а говорили правду. Для меня заседание правительства — это рабочая встреча. Я задаю иногда очень нелицеприятные вопросы коллегам, но не хочу, чтобы из этих вопросов кто-то делал вывод, что завтра человека уволят. Нет, его не уволят, просто надо уметь отвечать на вопросы. Я никогда не буду публично орать на главу района. Если я это сделаю, я должен ему предложить написать заявление по собственному желанию. Нельзя человека публично унижать, если за этим не следует разрыв рабочих отношений. Вы видите, что те, с кем мне не интересно работать, уходят, но я не люблю превращать это в цирк.

А.В.: — Губернатор — не пресс-секретарь, чтобы выдавать информацию. Настоящие профессионалы вообще не должны искать лёгких путей. Чего вы не крадёте стенограммы? Мы крадём стенограммы заседания Правительства. Вы работаете на своих слушателей и читателей, а не на губернатора. Вы обязаны сообщать им важные решения власти.

О журналистах

— Андрей Сергеевич, вы обижаетесь на журналистов?

А.Н.: — На журналистов не обижаюсь никогда. На людей, которые только называются журналистами, а действуют исключительно в каких-то политических целях, я не обижаюсь, конечно, я их просто вычеркиваю раз и навсегда из круга своего возможного общения. Здесь есть разница.

А.В.: — Я обижаюсь на журналистов. На своих, в первую очередь.

О министрах

— Мы — своего рода королевство кривых зеркал, кривых дорог. И у нас в этом королевстве появляются министерства — это нонсенс. Мы не понимаем, зачем.

А.Н.: — Нам нужны люди, которые смогут эффективно решать стоящие перед ними задачи. Как их назвать, министрами или начальниками департаментов? Изменения ничего не стоят, но когда начальник областного департамента приезжает в федеральное министерство говорить об участии в госпрограмме, его принимают не как руководителя регионального блока, а как начальника отдела. Половина федеральных чиновников на вопрос о Великом Новгороде говорят, что не знают, где это. Для того, чтобы при принятии каких-то решений учитывалась наша позиция, нужно нанести Новгород на карту в их голове. Если для этого нужно людей назвать министрами, я их назову министрами.

А.В.: — Если журналист, который занимается Олимпийским движением и допингом, должен пройти в большие кабинеты, он идет как заместитель Венедиктова, а не как спортивный обозреватель. Заместителя Венедиктова примут всюду. И нашим слушателям все равно, как он называется. Нашим слушателям он должен принести информацию.

О лопатах и цифровой экономике

— У меня такое ощущение, что у нас в области надувается большой мыльный информационный пузырь. Цифровая экономика, светлое будущее... Однажды он лопнет, и мы увидим, что мы как стояли раньше по колено в дерьме, так и стоим.

А.В.: — Я могу сказать про цифровую экономику. Вы будете в дерьме абсолютно точно, если будете так проталкивать свою повестку дня. Цифровая экономика вас не спросит, приходить сюда или нет, так же, как дождь вас не спрашивает. Цифровая экономика — это значит, что через десять лет водители здесь лишатся работы, и готовиться к этому надо сейчас. И не плакаться: «Ах, мы бедные-несчастные, по колено в дерьме». Лопату возьмите и разгребите это дерьмо!

А.Н.: — Что надо сделать для того, чтобы у нас нормальная медицина была, к примеру, в Марёвском районе? Поднять зарплату до питерского уровня? Где взять эти деньги? Единственный вопрос, который мы можем сейчас решить быстро, это вопрос ранней диагностики. Вот для чего нужна цифровая экономика. Это очень простые вещи. Это то, что нам Ростелеком в этом и в следующем году до каждой больницы дотянет оптоволоконный кабель, и врач из Марёва сможет проконсультироваться с петербургским, московским, новгородским центром, принять правильное решение. Мы ищем возможность покупать передвижные диагностические комплексы, чтобы та бабушка, которая живет в дальней деревне и не поедет к врачу, пока не станет совсем плохо, могла быстрее вылечиться.

О политике Путина

— Как оцениваете шаги президента по обновлению губернаторского состава?

А.В.: — Все наверняка обратили внимание, что люди в возрасте от 35 до 45 лет, которые сейчас назначаются президентом, это не только губернаторы, это командующие округами, заместители министров, некоторые министры. Пришло поколение людей, не обремененных советскими представлениями об экономике: «Построим цементный завод и будем счастливы». А кто будет покупать этот цемент, никого не волнует. Такие люди, как Андрей Сергеевич, видят мир более сложным, чем видели мы с Путиным, когда были в их возрасте. Мне кажется, то, что президент принципиально окружает себя людьми не из своего прошлого, а из своего настоящего, означает, что он что-то замыслил. Четвертый мандат, если он будет, получится, я думаю, не таким, как третий.

О местных и «понаехавших»

— Андрей Сергеевич, многовековая история Новгородчины — это так или иначе история варягов, которые приезжают править. Ощущаете ли вы себя наследником Александра Невского, который, преодолевая сопротивление упрямых новгородцев, делал работу для их же блага?

А.Н.: — Подавляющее большинство членов нашего правительства — новгородцы. Не всеми коллегами я доволен, у кого-то еще есть зона роста, но многие делают очень достойные вещи для области. В принципе, как и люди, только приехавшие в регион. Системного противостояния варягов и местных я не вижу, но есть другое. Когда я обнаруживаю в бюджетных учреждениях заместителей директоров, которые непонятно чем занимались двадцать лет, годами не появлялись на работе и вообще в Новгороде не были, но получали зарплаты, я лишаю их теплого места. Они начинают говорить, что варяги пришли и все испортили. Но я не считаю это противостоянием новгородцев с варягами. Настоящий новгородец в моем понимании — это человек, готовый что-то делать для своего региона, а не только зарабатывать на нем деньги.

А.В.: — Про варягов ещё добавлю. Когда я был учителем истории, у меня в классе, четвертом «Д», возникла история «понаехали тут». И я провёл с ними домашнюю работу. Я попросил их узнать, откуда родом их дедушки и бабушки, чтобы мы потом повесили карту Советского Союза и повтыкали в нее флажки. У меня было 37 человек в классе, и не нашлось ни одного, у кого бы из Москвы были две бабушки и два дедушки. У нас в Москве президент и премьер-министр — варяги, они из Питера, мэр Москвы — из Ханты-Мансийска. Вопрос не в этом, а в том, что они делают, хорошо это или плохо.

Подготовили Ольга ЛИХАНОВА,  Игорь СВИНЦОВ

Фото Сергея Фуфтина

 

Оцените материал:
количество голосов: 2 Просмотров: 1024



Решите задачу:: Проверчный код обновить