1000kh100 kopia

Декабрь 2017
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
АРХИВ ПО НОМЕРАМ
Читайте нас:
   

Свежий номер

Свежий номер
06.12.2017

Мнения

  • Во все ДОЛГие

    Нам есть чему поучиться у белорусов. В этом убеждена Елена КУЗЬМИНА, редактор газеты «Новгородские ведомости» Моя знакомая уже который месяц достает меня жалобами на соседку. Та не платит за...

    Комментариев: 0
  • Если люк провалился вдруг

    Как Великий Новгород проинспектировали «дорожники» от ОНФ рассказывает Василий ДУБОВСКИЙ, редактор газеты «Новгородские ведомости» Да, линия фронта ныне проходит по ямам, трещинам и прочим...

    Комментариев: 9
  • Универсальный библиотекарь

    Директор Новгородского библиотечного центра «Читай-город» Ольга МАКАРОВА: " Когда в руках — всё мировое информационное наследие и абсолютно разные пользователи" 27 мая отмечается Общероссийский день...

    Комментариев: 0

Блоги журналистов

Ты не пройдешь! Народную инициативу по отмене налога на транспорт в районах с плохими дорогами признали незаконной
Хотели как лучше В Панковке из-за установленных ограждений пешеходы не могут ходить по «зебре»
Праздник уездного масштаба На День города и турист найдёт себе развлечение, если захочет


Задай вопрос - получи ответ



Василий Дубовский
Василий Дубовский

На сайте «НВ» стартует продолжение проекта «Задай вопрос – получи ответ». На этот раз Вашим онлайн-собеседником станет обозреватель Василий...

подробнее

Фоторепортаж

Комментарии

 

Деревенская история

06.12.2017 Регион    Автор: Анна Мельникова
Деревенская история

Для помощи одиноким старикам при Центре социального обслуживания действует специальная бригада

В зависимости от того, какие услуги требуются пожилым людям, формируется состав бригады, обычно в ней 3–4 сотрудника. В путь она отправляется на отечественной «четверке» — автомобиль на разбитых дорогах района не подведёт. Как показала практика, такой вид помощи оказался весьма актуальным. В первую очередь старики нуждаются в том, чтобы в их деревенские дома, лишенные коммунальных благ, нанесли воды из колодца, обеспечили дровами. А ещё — чтобы с ними поговорили...

Дом или интернат

По официальной терминологии подобная форма обслуживания называется «стационарзамещающая технология». Для региональной казны она выгодна, т.е. её применение гораздо дешевле, чем само содержание пожилого человека в доме-интернате. К тому же надо учитывать, что, как правило, все места в них заняты.

Как рассказала директор Центра социального обслуживания населения (ЦСОН) Елена ИВАНОВА, бригадный метод на постоянной основе стал использоваться ровно год назад. По её наблюдению, пожилые люди не всегда готовы к тому, чтобы переселиться из родного дома в казённое учреждение. А кроме того, не во всех деревнях можно найти надёжного, физически крепкого местного жителя, который согласился бы стать социальным работником.

— В настоящее время бригадным методом охвачено 10 человек, но это число может поменяться. Зимой бабушек и дедушек к себе забирают родственники. А весной и летом тех, кому нужна помощь бригады центра, становится больше. В некоторые деревни даже автолавка не приезжает, — говорит Елена. — Средний возраст подопечных бригады — 70 лет. Все услуги, прописанные в федеральном законе об основах социального обслуживания граждан, предоставляются бесплатно. И за такую мелочь, как, например, поправить забор, деньги тоже не берутся. Но если нужно наколоть целую машину дров, то установлена плата согласно тарифу.

Учитывая, что район не промышленный, да и действующих производств не много, несложно спрогнозировать, что отток населения трудоспособного возраста продолжится и дальше, а стариков будет больше. Соответственно, востребованность центра будет только расти. Елена Иванова не скрывает, что рада любой поддержке для него, в том числе и волонтёрской.

Её учреждение сотрудничает с волонтёрами из Санкт-Петербурга и Москвы. Среди них есть такие, что проводят выходной не в развлечениях и отдыхе, а выезжают за несколько сотен километров и помогают центру. Такая уж потребность делать что-то хорошее для других. Недавно для одного из его отделений волонтёры приобрели электрокотёл. Сами оборудование привезли и установили.

На закате лет

Впрочем, среди добровольческих акций есть и финансово не затратные. Два месяца назад в области стартовал проект «Пишите письма старикам». Солецким пенсионерам и ветеранам рукописные письма шлют москвичи. В них они делятся своими достижениями, радостями, рассказывают о себе. А старикам интересно получать весточки.

— Старики привыкают к людям. Им важно, чтобы к ним приезжали одни и те же. Для них ситуация, когда к ним один раз пришли, помогли, а потом не появляются больше, наносит серьёзную психологическую травму. Сейчас для них самое главное — зиму пережить, а потом, говорят, легче станет, — рассказывал мне специалист ЦСОН Виталий ИЛЛАРИОНОВ. С ним я отправилась в деревню Горки, где живут супруги Карасёвы. Алексею Александровичу скоро 85 исполнится, его жене Анне Яковлевне — 86. Они — под опекой выездной бригады центра. Детей у них нет, а племянники живут в Санкт-Петербурге, в гости наведываются редко.

Виталий Николаевич посещает их каждую неделю, выполняет поручения, привозит продукты, медикаменты. Отстаивает права — не так давно обнаружил, что в запечатанных капсулах нет лекарства, которое жизненно необходимо деду, стал звонить производителю: «Что ж вы брак выпускаете?». В фармкомпании разобрались и прислали Карасёву с извинениями новые упаковки.

Чтобы подойти к избе стариков, следует перейти через мостик — бетонную плиту. Мне-то нужна сноровка, а как они её преодолевают? В доме обыкновенно — низкий потолок, русская печка, сервант для посуды, за стеклянными створками пожелтевшие фотографии. На одной из них молодой Алексей Карасёв в военно-морской форме.

Пока Виталий Илларионов вместе с водителем были заняты хлопотами на дворе, я затеяла разговор с Алексеем Александровичем. Тихо к нему на лавочку подсела Анна Яковлевна. Когда я спрошу: «Как жили?», она повертит ладонью из стороны в сторону — так себе. Оба сухонькие, маленькие, скромно одетые. И беседа наша получилась больно грустной.

Тихая жизнь Карасёвых

Алексей Александрович родился последним, одиннадцатым ребёнком в крестьянской семье в Горках. Он помнит, как немцы появились в деревне — это был батальон, занимавшийся ремонтом дорог. Кто-то из местных донёс, что его отец и учитель связаны с партизанами. Ночью мужчин забрали в штаб, а поутру босых и раздетых отвели в бывший барский парк (кстати, в наши дни он известен тем, что на его территории проводят литературно-музыкальный фестиваль), и там, у карьера, фашисты их и казнили. Столько времени прошло, а у старика до сих пор накатывают слёзы, когда он начинает об этом говорить. «Ничего, ничего, у меня теперь часто глаза слезятся», — успокаивал он и вытирал лицо платочком.

В Горках был устроен лагерь для военнопленных. В нем оказался старший брат Карасёва — кадровый военный, попавший в окружение у Мясного Бора. Ему разрешалось отлучаться из лагеря домой, но однажды его увезли, и с тех пор об Иване никаких известий — нет его ни среди без вести пропавших, ни среди погибших.

А потом Алексея вместе с другими братьями, сестрой и матерью вывезли в Латвию. На станции происходило что-то вроде торга между немцами и латышами — нашли нового хозяина и Карасёвым.

Закончилась война, старшие братья остались в Прибалтике, потому что жизнь там, по словам Алексея Александровича, «красота!». А на родине ничегошеньки не осталось. Родительский дом — пепелище, впоследствии на нём вырастет одинокое дерево. На первое время построили халупу из глины и соломы.

— Закончил я всего шесть классов, переростком был. После окончания школы сразу отправился служить на флот в Калининградскую область. После армии хотел остаться в Ленинграде, но матка была уже старенькой, вернулся в Горки, чтобы ухаживать за ней, — вздохнул дед Лёша.

Трудился в колхозе, здесь же встретил свою будущую жену. Вместе 60 лет прожили. Обидно супругам, что никто из поселковой администрации не догадался поздравить стариков с юбилеем. А до их дома и пятидесяти метров не будет. Да и вообще не могут они сказать, что им хватает внимания. «Ёк-монок, да хоть кто б заглянул», — огорчался дедушка.

* * *

Странное дело, рядом школа-девятилетка, но Карасёвы не припомнили, чтобы к ним пришли дети с педагогами хотя бы для доброго слова. Не для акции, а просто так, для себя.

Фото Владимира МАЛЫГИНА

 

Оцените материал:
количество голосов: 0 Просмотров: 290



Решите задачу:: Проверчный код обновить